СМИ о нас

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

СМИ о нас

Статьи о проекте


1.Статья в АиФ http://www.aif.ru/society/people/943034 ссылка на сайте МГППУ http://xn--c1arkau.xn--p1ai/papers/show/1075

2.Финам статья http://finam.info/news/rabotayushiy-invalid--mif-ili-realnost/

3.Статья в Новой газете http://www.novayagazeta.ru/society/60528.html

4.Статья на портале Милосердие.ру http://www.miloserdie.ru/articles/psihologi-kolyasochniki-konsultacii-dlya-invalidov-i-ne-tolko

5.Общероссийский информационный портал «Социальная карта Российской Федерации», раздел «Актуальные темы» о проекте http://www.sockart.ru/actual/3816043/

6. Эхо Москвы    Юлия Седова: Разговор, который дает ощущение жизни   19.08.2015

7. Эхо Москвы Анна Родина: Шанс на том конце провода   31.08.2015

8. Статья на сайте благотворительного фонда "Подари жизнь"  Олег Егоров: «Мой 18-летний сын ударил меня ботинками по лицу»
 

Презентации проекта


1.В Общественной палате РФ 13.03.2013 (см.презентацию)

2.На Социальном Форуме России «Социальная солидарность в действии. Человек в центре внимания» 09.10.2013 (см.тезисы)

3.На Международной конференции «Образование 3.0» на ВВЦ 01.11.2013 (см.видео)

Любовь идет по проводам. Уникальный «телефон доверия» подает сигналы о помощи

Статья в "Новой газете"

Мария Епифанова

18.10.2013


Психолог проекта Светлана Кулакова

Консультант Светлана Кулакова

Консультант Ирина Садогурская с детьми

Консультант Ирина Садогурская с детьми

Вера Захарова руководитель проекта «Помогая другим — помогаешь себе»
Вера Захарова, организатор Центра

«Помогая другим — помогаешь себе»: под таким почти пионерским девизом работает Молодежный консультативный центр. Точнее, это название их программы, которое вполне укладывается в ее суть: консультации по телефону и через интернет от психологов с инвалидностью. Все консультанты — студенты и выпускники факультета дистанционного обучения Московского городского психолого-педагогического университета.

С Верой Захаровой, организатором, идейным вдохновителем и руководителем проекта, беседуем у нее на кухне. Кухня частично переоборудована под кабинет — Вера Юрьевна признается: есть еще офис на Новом Арбате, но жалко времени — час езды в один конец. Да и не всегда оправданно — со своими психологами Захарова общается по телефону или в интернете: у всех — тяжелая форма инвалидности, большинство передвигаются с трудом или в колясках (в Москве — это, как известно, испытание).

Сама Вера Захарова занималась психологией много лет. Собственно, ради создания дистанционной службы и пошла преподавать на факультет дистанционного обучения.

— Работа с инвалидами — это особое дело, тут невозможно от сих до сих, — объясняет она. — Моторчик либо включается, либо нет.

У нее самой моторчик работает на полную катушку. Пришлось взять на себя не только обучение студентов и помощь в консультировании (все-таки большинство — еще не профессиональные психологи и необходимо их «вести»), но и техническую сторону дела: искать программистов, специалистов по IP-телефонии — и все это в условиях ограниченных финансов.

С самого начала МКЦ получил поддержку Регионального благотворительного общественного фонда по поддержке социально незащищенных категорий граждан — молодой организации, занимающейся преимущественно помощью инвалидам, они выделили небольшую комнату под офис на Новом Арбате. В прошлом году Фонду под создание МКЦ удалось получить грант Национального благотворительного фонда (миллион рублей) — благодаря этому консультантам смогли оплачивать работу. Но в октябре грант заканчивается, и как дальше — не вполне ясно. Вера Захарова считает, что претендовать на статус государственной организации пока рано — вначале надо приобрести опыт успешной работы. Для этого есть и желание, и человеческие ресурсы — не хватает только финансовых.

Проекту пока всего год от роду — в прошлом сентябре заработал сайт онлайн-консультаций. Организован по принципу форума — у каждого психолога (их всего пять, не считая самой Захаровой) свой аккаунт.

«Давайте познакомимся, — пишет Мария Елисеева (выпускница первого потока, окончила институт в 2010 году). — У меня ДЦП — последствие родовой травмы, самостоятельно передвигаться я не могу (колясочница)». Дальше — о себе: два года проводит консультации через скайп, увлекается литературой, пишет прозу, собирается замуж («история моей личной жизни, в принципе, отличный пример того, что в жизни возможно всё, и неважно, в коляске ты или нет, главное — какой ты человек»).

Клиенты сами выбирают психолога, приглянувшемуся (точнее, приглянувшейся) пишут на форум или в личку.

— Когда мы только запускали проект, не представляли себе четко, кто именно наш клиент, — вспоминает Вера Захарова. — Только на людей с инвалидностью мы ориентироваться не можем — все-таки у наших студентов нет углубленной специальной подготовки, только бакалавриат. Да и не хотелось создавать какие-то искусственные ограничения.

Дополнительной специализации нет, зато есть жизненный опыт: для большинства консультантов учеба в МГППУ — второе высшее, у некоторых есть дети. Оказалось, клиентов вовсе не пугает, что их психологи — инвалиды, для кого-то, напротив, это дополнительная мотивация: и личную проблему решил, и хороший проект поддержал — помог себе, помогая другим.

Все ответы консультантов проходят супервизию в отдельном окошке — «Мастерской», закрытой от посетителей сайта. Кроме того, Вера Захарова с ребятами регулярно встречаются в «оболочке», как они ее между собой называют, — на отдельной площадке в формате видеоконференций.

Чуть позже возникла идея горячей линии, но реализовать ее оказалось не так-то просто, поэтому она заработала лишь в конце июня. Технически это выглядит так: клиент звонит по указанному на сайте номеру, его звонок переадресуется дежурному психологу, который принимает его с компьютера. У каждого консультанта — свой график, как правило — три часа в день, некоторым приходилось дежурить и по шесть. Больше — слишком тяжело чисто физически.

 

С Ириной Садогурской, студенткой третьего курса, меня познакомила Вера Захарова через ту самую «оболочку». «Конечно, приезжайте, — согласилась Ирина. Хотя уже после призналась: — Я вообще  человек непубличный, выступать не люблю».

У Ирины трое детей — в комнате стоят детские фотографии. До травмы много путешествовала, занималась спортом, йогой и организовывала экстремальные туры. Сейчас пришлось с этим расстаться, это было «в прошлой жизни»: в новой — Ирина с трудом ходит; но сама — без коляски. Рассказывает, что первый год активно восстанавливалась, потом «тупила, уткнувшись в сериалы», а потом поняла, что надо что-то найти. «Был потерян смысл, надо было обрести новый».

«На телефоне» Ирина только начинает работать, а вот в сфере онлайн-консультаций вполне освоилась. Говорит, что старается сразу не отвечать клиентам — сначала надо подумать и «переспать» с проблемой, а уже на следующий день садиться за письмо. Самое сложное — не давать людям советов.

— И ситуация-то банальная, и иногда подмывает сказать: «делай так, так и так». А нельзя, не принято так в психологии — мы должны работать с состоянием клиента и подвести его к тому, чтобы он сам пришел к решению проблемы.

Иногда приходится переводить клиентов на других специалистов.

— Мы — как скорая помощь, — считает Ирина. — Скорая лечит то, что болит здесь и сейчас, но с хроническим отправляет в стационар. Иногда очевидно, что этот случай относится как минимум к клинической психологии, и тогда все, что мы можем сделать, — успокоить человека по возможности и убедить его, что нужна помощь другого специалиста.

 

Светлана Кулакова — еще один консультант МКЦ, она уже два месяца консультирует по телефону. Признается, что непросто — после дня такой работы на любое другое не остается ни сил, ни желания.

— Это работа в режиме реального времени — и учишься в процессе, — говорит она.

Светлана, как и Ирина, стала заниматься психологией после травмы в 2005 году — автокатастрофа. Хотя еще со студенческих лет (по первому образованию — экономист) читала Юнга, Берна и считала психологию наукой будущего. Но все же психология была скорее хобби — в довесок к основной работе и воспитанию сына. Сейчас сыну Игорю 19 лет. Еще дома у Светланы живет здоровый черный лабрадор и котенок — знакомые подарили. «Ход» с факультетом дистанционного обучения подсказали работники из органов соцобеспечения, решила — почему бы не попробовать. Сейчас Светлана почти закончила учебу — осталось дописать диплом и сдать госэкзамены до Нового года.

— Мне кажется, отдавать изначально приятней, чем брать. И потом, это вопрос какого-то смысла — точнее, осмысленности жизни. И интересно: люди настолько разные, что удивительно.

Мысль о том, что люди разные и вообще человек — самое главное, Светлана повторяет несколько раз. И действительно хочет помочь и переживает. Это такие уровни смыслов, о которых говорила Вера Захарова, когда объясняла суть проекта. Вроде бы «здоровые» люди должны помогать «больным». А тут получается наоборот — и получается правильно.


Фото Маргариты РОГОВОЙ

 


Работающий инвалид – миф или реальность?

Статья в "Финам"

Аналитик ИХ ФИНАМ Алексей Захаров.
(по материалам III Социального форума России «Социальная солидарность в действии. Человек в центре внимания»)


Несмотря на все усилия мирового сообщества, интеграция инвалидов в социум идет не слишком успешно. Однако есть и интересные решения, в том числе и в отечественной практике.


На сегодняшний день известны три варианта профессиональной интеграции людей с инвалидностью:


1) Интеграция в «обычный» трудовой коллектив. Это сопряжено с большими финансовыми затратами, техническими трудностями, а также с психологическими проблемами (в частности, проблема закрепления человека с инвалидностью на рабочем месте в коллективе - одна из острейших в процессе их трудоустройства)

2) Создание производственных предприятий Всероссийского общества слепых (ВОС), аналогичной организации глухих (ВОГ), Всероссийского общества инвалидов (ВОИ), а также предприятий типа «Горспецпром». Откровенно говоря, для таких предприятий характерна атмосфера «гетто». Но даже такая работа не доступна для большинства инвалидов-колясочников

3) Работа на дому. То, что этот труд обычно низкоквалифицированный, не столь уж и важно. Главная проблема в том, что при этом инвалид практически не ощущает себя членом трудового коллектива. Он общается лишь с курьером, который привозит «сырье» и увозит «готовые изделия», да изредка – по телефону с начальником. Так что и здесь о социальной интеграции можно говорить лишь условно.

Немногие знают, что в Московском городском психолого-педагогическом университете (МГППУ) существует факультет дистанционного обучения (ФДО), на котором инвалиды получают специальность «психолог». Однако и для них существует проблема трудоустройства. Для того, чтобы облегчить ее решение, появилась идея создания «виртуального пространства», где начинающие психологи с инвалидностью могли бы оказывать бесплатную дистанционную психологическую помощь населению. Там они проходили бы профессиональную адаптацию, приобретая минимальный опыт реальной работы под руководством опытных специалистов. После наработки необходимых навыков, предполагалось рекомендовать психологов с инвалидностью для трудоустройства в действующие психологические службы города.

Налицо попытка пойти по первому варианту - интеграции инвалидов в «обычные» трудовые коллективы. Однако массовые сокращения психологов в системе образования и социальной защиты Москвы сделали и без того трудно решаемую задачу такой интеграции практически невыполнимой.

Тогда проект пошел фактически по второму варианту. Работа в сети становилась основной, при этом потенциальными клиентами психологов с инвалидностью предполагались такие же инвалиды, а также их родные и близкие. Проект получил девиз «Равный помогает равному». По мысли создателей, важно было то, что начинающие психологи имели не только профессиональную подготовку, но и успешный опыт преодоления собственной инвалидности и интеграции в общество.

Однако (что бывает нечасто) на практике реализация проекта оказалась даже более удачной, чем задумывалось. Подавляющее большинство клиентов новой службы составили люди без проблем со здоровьем. Проект полностью оправдал свое название: «Помогая другим – помогаешь себе». Психологи с инвалидностью эффективно помогают другим людям, в том числе и здоровым. Понятно, что это положительно влияет на самооценку инвалидов, дает им понимание своей востребованности и значимости.

Фактически в проекте «самореализовалась» концепция если не оптимальной дистанционной психологической службы, то весьма к ней близкой. Люди получают бесплатную дистанционную психологическую помощь. При этом, что немаловажно, проект существует с минимальными финансовыми затратами. Сейчас он финансируется за счет гранта Национального благотворительного фонда (он заканчивается в октябре). Размер гранта в пересчете на год – около миллиона рублей. В бюджете Москвы на этот год заложены ассигнования на создание рабочих мест для инвалидов из расчета 856 тыс. руб. за одно место. То есть одно рабочее место стоит почти столько же, сколько весь проект, в котором работает больше десятка человек, и есть возможность для расширения.

Поскольку проект полностью дистанционный, не нужно оплачивать аренду помещения, не нужно вкладывать деньги в инфраструктуру доступности. Из технических средств для реализации проекта требуется только доступ к высокоскоростному интернету, форумная площадка на сайте, выделенная линия для IP-телефона и специальное программное обеспечение. Форумная площадка была предоставлена проекту на спонсорских началах. Телефонную линию выделил благотворительный фонд. Специализированное программное обеспечение разработано и отлажено волонтером – компьютерщиком компании ФИНАМ Евгением Пинашиным.

На сегодняшний день проект вырос во вполне сформировавшийся Центр дистанционной психологической помощи. Услуги Центра востребованы клиентами самого разного возраста и социального положения, как имеющими ограничения по здоровью, так и без них.

На первый взгляд, этот опыт может показаться уникальным и специфическим. Однако думается, что создание аналогичных структур с дистанционными рабочими местами для людей с инвалидностью в других сферах деятельности может стать едва ли не оптимальным для общества. Они могут быть широко использованы при оказании всевозможных консалтинговых услуг, при различных видах обработки информации. Это то, что видно сразу – но наверняка схожие проекты могут быть реализованы и в других областях. Так что именно дистанционные технологии позволят превратить работающего инвалида из фигуры мифической в фигуру реальную.

Аналитик ИХ ФИНАМ Алексей Захаров.
(по материалам III Социального форума России «Социальная солидарность в действии. Человек в центре внимания»)

Психологи-колясочники: консультации для инвалидов и не только


Статья в "Милосердие.ru"

Светлана ГАЛАНИНСКАЯ

Дата публикации: 12.11.2013


Вряд ли кто-то способен понять людей с инвалидностью лучше, чем психолог с ограниченными возможностями. Вера Захарова, координатор проекта «Помогая другим - помогаешь себе» рассказала о востребованности психологов-колясочников и об уникальном переплетении их жизненного и профессионального опыта.



-Считается, что инвалид-колясочник - обуза для общества. Ваш проект опровергает этот стереотип?

- Получается, что так. Но мне сама мысль об «обузе» кажется странной. Я никогда не воспринимала так своих девчонок, которые работают на телефоне доверия или консультируют через переписку в интернете. Эти люди активно помогают другим, это их профессия.

- Жизнь ваших сотрудников мало отличается от жизни тех, у кого нет ограничения физических возможностей?

- Это как посмотреть. На самом деле мои подопечные каждый день преодолевают огромное количество препятствий, но для них это норма. Скажем, если мы утром просто чистим зубы и умываемся, то им, чтобы перейти к этим простым процедурам, еще требуется внутренне собраться и поднять себя с постели. Потому что многие движения совершаются через боль, вопреки ей. В жизни этих людей опыт преодоления себя присутствует постоянно. И когда с этим сталкиваешься, с одной стороны - сжимается сердце, а с другой их пример воодушевляет. Это огромная сила духа.

- Вы сейчас говорите о полностью адаптированных людях?

- Да, я говорю о тех, кто принял свою инвалидность. Адаптация начинается изнутри. Когда человек принимает свою ситуацию, это становится для него дополнительным источником силы. А психологу-колясочнику принять свою инвалидность необходимо еще и по профессиональным соображениям, иначе он не сможет работать с другими. И, конечно, я стараюсь набирать тех, кто адаптирован и готов к новой помогающей профессии.

- Ваш проект выглядит на первый взгляд странно.

- Да, вначале все боятся, никто не понимает, как это так: психолог с инвалидностью...

- Кто к нему пойдет? Как выдержать конкуренцию?

- Вот-вот. Такие мысли у меня, конечно, были. Но меня воодушевлял личный опыт общения с психологом с инвалидностью, полученный еще много лет назад

- Личный опыт?

- Как-то раз я вела очередной психологический семинар в университете и обратила внимание на девушку, очень светлую, как бы светящуюся изнутри. Вокруг нее все собирались, как вокруг солнышка. Думаю: что за чудо? А потом вижу, в конце занятия, приходит за ней муж, берет на руки и уносит. Оказывается, она сама не ходила, но коляской пользоваться не могла - пандусов и специальных лифтов тогда не было. Маша мне понравилась больше всех в той учебной группе студентов. Мы взяли ее на телефон доверия, и она не просто работала, а стала одним из самых лучших консультантов, муж так и продолжал ее на руках приносить на работу. Она даже написала диссертацию, но защищать ее не стала, потому что очень уж хлопотно ездить в другой город оформлять документы. Маша у меня до сих пор перед глазами, как маячок.

- Когда вы с ней познакомились?

- Это был 95-й год. Помню, мы еще мечтали, как было бы хорошо, если бы у нас было немножко дистанционных рабочих мест для особых психологов, как бы так изловчиться и сделать это как-то технически. Интернет тогда еще не был так распространен.

- Мечты сбылись.

- И я решила: вот, настала пора. Меня поддержал декан факультета дистанционного обучения Московского городского психолого-педагогического университета Айсмонтас Бронюс Броневич. Там уже прошел первый выпуск психологов с инвалидностью, но вопросы с их трудоустройством не решались, никто об этом не задумывался. Я решила подойти к проблеме системно и задалась вопросом: насколько психолог с инвалидностью может быть востребован?

- И насколько?

- На сайте superjob.ru на одну вакансию психолога 40 кандидатов, так что об обычной конкуренции речь не идет. Но мы поняли, что наши психологи могут быть востребованы в особой нише. Во-первых, в сфере, которую они сами знают изнутри: среди инвалидов. Здесь между ними и клиентом не должно быть большого внутреннего барьера. Во-вторых, в дистанционном консультировании - тем более что они и обучаются дистанционным образом, хотя тот, кто может, сам приезжает на семинары и лекции.

- Почему выбрали именно колясочников?

Вера Захарова, координатор проекта «Помогая другим - помогаешь себе». Фото Маргариты Роговой с сайта http://www.novayagazeta.ru


- Потому что у них самое тяжелое ограничение. Люди с другой инвалидностью - ходячие, с соматикой - у них есть какие-то шансы на обычную социализацию. А у этих шансов очень мало. При этом я точно знала, что среди колясочников имеется ресурсная группа – это прежде всего посттравматики, в какой-то степени - люди с ДЦП. Вот, например, первая наша выпускница Маша Елисеева, у нее как раз ДЦП. Это благодаря ей состоялось дистанционное обучение для людей с инвалидностью.

- Как она смогла его организовать?

- Ее родители включились, к депутатам ходили, какие-то письма писали, инициативу проявляли. Она очень ресурсная девочка, настоящий психолог. Или вот еще у нас есть замечательный сотрудник, Ирина Садогурская. Она по квартире передвигаться может с палочкой, но на улицу уже никак. Яркая, неординарная личность, имеет первое высшее образование, опыт волонтерства в Бангладеш... Поехала волонтером, и там получила травму... У Иры трое детей. У многих после травмы все перечеркнуто, утрачено. Но какие-то люди помогли ей собраться, дали ориентиры. Она себя «построила», и сейчас это наша опора.

- А еще?

- Света Кулакова. Она попала в автокатастрофу и, как она сама говорит, стала совершенно другим человеком. Поменялись ценности, отношение к людям. Она самый активный консультант на телефоне доверия. Одна воспитывает взрослого сына. Свете трудно дозвониться: у нее огромное количество друзей.

- Как вы начинали?

- Понемногу. Нам надо было привыкнуть. Был адаптационный период, пошли первые клиенты. А потом, вы знаете, Маша наша быстро пошла в рост, и ее уже пригласили на большой портал «Здоровье». Она начала консультировать, к ней потянулось множество людей, в том числе здоровых. Мы-то про себя ничего не скрываем, честно говорим, у кого какое заболевание. Но в какой-то момент перестали выпячивать свою инвалидность и стали позиционировать работу как консультирование для всех. И вот что ни день, кто-нибудь пишет: «Маша, вы мне понравились больше всех. Я хочу с вами работать вот потому-то». Или: «Ира, вы мне понравились»...

- Какая была реакция в первые недели после того, как вы открыли телефон доверия?

- Нас очень активно поддержали в сети. Пошел огромный перепост первого объявления, который сделали даже не мы сами, а наш единомышленник и друг. Потом начался шквал звонков - такой, что просто чаю попить было некогда. Нам звонили даже из Германии, обнаружив наш телефон в Facebook. Оказалось, что клиентка - русская, но живет в Германии и не может говорить о своих проблемах с немецким психологом: у нее языковой барьер. За 120 часов в месяц у нас в среднем 100 клиентов. Наверное, срабатывает наш слоган.

- Какой?

- «Помогая другим – помогаешь себе». Мы говорили людям: «Своим звонком, во-первых, вы поможете нашим психологам ощутить свою нужность и востребованность, а во-вторых, получите качественную психологическую помощь». Клиент считает, что он помогает нашему консультанту, а на самом деле получает психологическую помощь прежде всего для себя. Случайных звонков не было.

- Какие темы преобладали?

- Одиночество, супружеские проблемы, развод, принятие себя, адаптация, несоответствие ожиданиям окружающих, смерть близких. Все, как на обычном телефоне доверия, только более концентрированно.

- Вы ведете статистику?

- Очень приблизительную. У нас служба анонимная и бесплатная: клиент имеет право говорить о себе только то, что считает нужным. Процентов 80 женщин, процентов 20-35 - мужчины. Все как на классическом телефоне доверия.

- Как работа в проекте организована на сегодняшний день?

- Сейчас у нас два вида консультирования. Начали с дистанционного, то есть с онлайн-консультирования - так проще, удобнее и понятнее - можно оценить, как к нам относятся. Мы точно знаем, что люди с инвалидностью с трудом идут на консультацию.

- Думают, что их не поймут?

- Да, это во-первых. Они считают, что здоровый психолог их вряд ли поймет, поскольку у него другие проблемы.

- А во-вторых?

- Вторая проблема более общего порядка. У нас психологическая культура не очень высокая. Большинство людей с инвалидностью считают, что если им дать хорошее кресло, пенсию побольше, какие-то препараты, врачей и санатории, то все будет замечательно. Но практика показывает: пока в голове и в душе у человека нет гармонии с миром и самим собой, вещественная помощь неэффективна. Главное - внутри, но огромное количество людей не подозревает об этом. А многие родители полностью кладут жизнь на восстановление своего ребенка с инвалидностью и даже не думают о таких вещах, у них на это просто не остается сил.

- Кто вас поддерживает?

- Без поддержки Регионального благотворительного общественного фонда по поддержке социально незащищенных категорий граждан у нас бы ничего не получилось. На первых порах нам просто нужен был хотя бы отдельный кабинет, и фонд нам его выделил, дал интернет-связь, телефонный номер, оказал активную информационную поддержку. Мы начали работу год назад, тогда же благодаря инициативе получили грант от Национального благотворительного фонда в размере около 1 млн.руб., который заканчивается в октябре. Благодаря гранту мы смогли почти год оплачивать работу нескольким консультантам с инвалидностью.

- Многие спрашивают: а почему у вас нет всероссийского бесплатного телефона?

- У нас пока нет для этого материальных возможностей. Иначе мы бы с удовольствием его сделали. Сейчас наш проект участвует в конкурсе на Национальную премию Комитета гражданских инициатив в номинации «Раздвинь границы возможностей», там сейчас идет открытое интернет-голосование. Организаторы конкурса обещают, что проект, ставший лауреатом конкурса, будет материально поддерживаться в течение года. Если мы окажемся победителями и получим финансирование, то выполним просьбу клиентов и сделаем бесплатный номер по России. Мы могли бы увеличить время работы Телефона доверия. Также нам нужен официальный сайт, у нас его до сих пор нет.

- Удивительно, что проект целый год продержался на самых минимальных финансах.

- Мы чувствуем, что он обладает особой притягивающей силой. Нам пишут благодарственные письма. Некоторые мамы детей с инвалидностью говорили нам: «Уже одним своим примером вы многое сделали. Вы показали, что инвалид может быть востребован, нужен обществу». Чем больше мы даем, тем больше к нам возвращается.

- Новые люди к вам приходят?

- Понемногу. Это очень непростое дело. Каждого новичка нужно дополнительно обучить, прежде чем доверить ему самостоятельную работу. Его дальнейшая практическая деятельность проходит под постоянной заботливой супервизией профессионала. Пока у нас не будет решен вопрос с дальнейшим финансированием проекта, мы не сможем дальше расширяться. А ресурс для расширения службы у нас большой.

- А на помощь государства вы надеетесь? Ведь ваш проект социально значимый?

- Грант Национального благотворительного фонда - уже помощь, это ведь президентский фонд, государственные деньги. Но нельзя получить еще один грант, пока прежний не кончится. Чтобы претендовать на помощь в будущем году, надо правильно выстроить всю деятельность нашей службы. Ведь у нас практически создана эффективно работающая модель Дистанционного консультативного центра, где не только клиенты получают дистанционную психологическую помощь, но и все консультанты работают удаленно. Чтобы государство встало на нашу сторону, у нас должна быть какая-то история успеха.

Социальный проект «Помогая другим - помогаешь себе» был создан в 2012 году на базе факультета дистанционного обучения МГППУ. В рамках проекта психологи с инвалидностью оказывают помощь в формате онлайн-консультирования на форумеВКонтакте, в Facebook, в Одноклассниках , а также по Телефону доверия 8 (495) 004 0015

Помог другим — помог себе. Инвалиды-психологи открыли телефон доверия

Статья из "АиФ" 

14:38 08/10/2013


Анастасия Землянская



«Помогая другим — помогаешь себе»: благотворительный проект по организации бесплатных психологических консультаций — это телефон доверия и советы «в онлайне». Проект не совсем обычный — помощь оказывают люди с ограниченными возможностями здоровья.

Светлана Кулакова, психолог проекта "Помогая другим — помогаешь себе"



Стереотип, что люди с инвалидностью нуждаются в повышенном внимании и помощи, в обществе встречается часто. Консультанты проекта — начинающие психологи с инвалидностью — его с легкостью разрушают. Они сами стремятся помогать другим людям.


Светлана Кулакова — начинающий психолог и один из консультантов проекта «Помогая другим — помогаешь себе». В онлайн-пространстве, а также по телефону доверия, она проводит психологические консультации, помогает решать проблемы во взаимоотношениях, искать и находить выход в трудных жизненных обстоятельствах.


«Интереснее всего мне работать на телефоне доверия — здесь и сейчас, — объясняет Светлана. — Время проходит быстро — не успеешь положить трубку, как опять кто-то звонит. Обращаются самые обычные люди. Но настолько разные! Разный возраст, разные проблемы».


Светлане 44, по первому образованию она инженер-экономист, но по призванию, считает, — психолог.


Наука психология заинтересовала ее давно — около пятнадцати лет назад: «У меня даже была мысль получить второе высшее по психологии. Но не доходили руки — лень было куда-то поступать, хотя читала много литературы на эту тему. А через несколько лет после травмы мне позвонили из органов социального обеспечения и предложили поучиться дистанционно. Так учатся многие люди с ограниченными возможностями здоровья».


После автомобильной аварии в 2005-ом году Светлана передвигается на инвалидной коляске, однако это ничуть не помешало ей исполнить свою давнюю мечту — стать психологом.


Светлана Кулакова, психолог проекта "Помогая другим — помогаешь себе"


Сейчас на телефон доверия в среднем в месяц поступают более ста звонков – у психологов есть время, чтобы отдохнуть в течение дня. Летом из-за шквала звонков не было ни одной свободной минуты. Фото: АиФ / Анастасия ЗемлянскаяБесплатно, анонимно, дистанционно

Психолог с инвалидностью — явление новое и уникальное как для нашей страны, так и для мировой практики в целом. Однако в Московском городском психолого-педагогическом университете (МГППУ) уже 6 лет дистанционно готовят психологов из числа людей с ограниченными возможностями здоровья.


«Наличие серьезных ограничений по здоровью в принципе не является препятствием для занятий психологией. Напротив, в мировой практике известны яркие примеры того, как собственные ограничения в здоровье не только не помешали, но, порой, способствовали созданию новых авторских методик и направлений в психологии — взять того же Милтона Эриксона илиАльфреда Адлера. Но планомерной подготовкой большого количества психологов с органичениями по здоровью не занимался еще никто, поскольку эта проблема чрезвычайно сложная», — говорит координатор проекта «Помогаешь другим — помогаешь себе» Вера Захарова.


Светлана Кулакова, психолог проекта "Помогая другим — помогаешь себе"

Светлана говорит, что с инвалидами ей общаться проще – она имеет полное право говорить с ними на равных, чего обычные психологи лишены Фото: АиФ / Анастасия Землянская

Проект этот, по сути, мало чем отличается от любой другой службы психологической помощи. Принципиальных отличий два: во-первых, он полностью дистанционный, то есть не только клиенты получают психологические услуги в дистанционном формате, но и все сотрудники могут работать в удаленном режиме. Во-вторых, в нем трудятся люди с ограничениями здоровья, большинство — колясочники (посттравматики или люди с последствиями ДЦП).

«Я не человек»

«Это важно тогда, когда обращаются инвалиды, — объясняет Светлана Кулакова. — И, конечно, мне разговаривать с ними проще. Даже не потому, что мы можем говорить на равных. Во-первых, я многие вещи понимаю лучше — в силу того, что сама в таком положении. Хотя я не вижу в нем ничего ужасного — просто есть некоторые трудности, с которыми обычный человек никогда не сталкивался. Когда обратившийся за помощью это понимает, ему тоже проще. Во-вторых, когда кто-то, например, заявляет: «Да, я инвалид, я не человек», я всегда могу ему возразить. А обычному психологу все-таки тяжелее общаться, возникает некоторое чувство вины: за что ему такое? Ты-то сам здоровый».


Социальный проект «Помогая другим — помогаешь себе» был создан в первую очередь для профессиональной реализации начинающих психологов с инвалидностью. Ведь найти работу по специальности и здоровому человеку не так-то просто, что уж говорить об инвалидах.


Форум  проекта "Помогая другим — помогаешь себе"

Сайт проекта «Помогая другим – помогаешь себе». Фото: Скриншот

«Городская среда до сих пор не очень приспособлена для людей с ограничениями здоровья, поэтому когда есть дистанционное обучение и, в перспективе, дистанционное место работы, это, конечно, замечательно, — говорит Светлана Кулакова. — Это выход из ситуации для многих».


Очень важно, что рабочие места для начинающих психологов именно дистанционные.


«Мы сознательно решили создать такой центр, прежде всего, для профессиональной адаптации самых маломобильных будущих психологов, потому что более мобильные, самостоятельно передвигающиеся, имеют хоть какие-то шансы найти себя на рынке труда. А для современного человека — потенциального клиента нашего центра, неважно, имеющего проблемы со здоровьем или нет — дистанционный вариант получения психологической помощи становится все более привычным и удобным» ,— говорит координатор социального проекта Вера Захарова.


«Надо сказать, на сегодняшний день практически все руководители психологических учреждений, с кем нам приходилось общаться, пока еще слабо себе представляют, как может работать психологом человек с инвалидностью вообще, и тем более — в дистанционном режиме. Так что своим опытом работы мы постепенно меняем общественное сознание!», — поясняет Захарова.

По ту сторону монитора

Стартовал проект как дистанционная онлайн-площадка для консультирования через переписку на форуме. Работа психологов-консультантов при этом практически ничем не отличается от работы дистанционных консультантов без проблем со здоровьем.


Каждый консультант на именном подфоруме еще в сентябре 2012 вывесил свою мини-визитную карточку, где, в том числе, сказано и об инвалидности. Уже в декабре социальный проект получил признание на двух действующих консультативных порталах: «Здоровье@mail.ru» и «DOCTOR ONLINE», и на информационном портале для людей с инвалидностью «Dislife.ru».


Форум  проекта "Помогая другим — помогаешь себе"

Проект начинался как консультации в онлайн-пространстве, в рамках интернет-форума. Фото: Скриншот

Все ответы сначала проходят супервизорскую премодерацию: психолог советуется с коллегами. «У нас есть мастерская — отдельное пространство на сайте, где каждый ответ проходит проверку. Можно иногда 10 раз переписать, пока скажут: «Все хорошо, отправляйте». Мне кажется, это очень правильно», — рассказывает консультант.


Несколько месяцев супервизоры и консультанты проекта работали исключительно на волонтерских началах. Но недавно проект получил грантовую поддержку Национального благотворительного фонда.


«С января по октябрь 2013 года несколько волонтеров консультационного центра оформлены на проектные рабочие места на полставки и получают небольшую денежку, так же удалось выкроить одну ставку на оплату работы супервизоров, ведь без них невозможно профессиональное становление будущих специалистов», — говорит Вера Захарова.


«Я шла на проект, не предполагая, что мне будут что-то платить — изначально он был волонтерский. До сих пор многие работают на волонтерских началах, а кто-то — за деньги, — говорит Светлана Кулакова, консультант проекта. — Правда, деньги там небольшие, но и работы не очень много. Финансовая составляющая важна особенно для молодых людей — чтобы не сидеть на шее у родителей, при том, что жить на одну пенсию очень тяжело. Это не основное, но это важно», — добавляет она.

Телефон доверия

В конце июня этого года начал работу телефон доверия. Несмотря на то, что лето — практически «мертвый сезон» для психологического консультирования, информация о новом проекте прошла по ведущим соцсетям, и результат не заставил себя ждать — уже через некоторое время после открытия телефона доверия из-за огромного количества обращений до психологов было трудно дозвониться.


«Шквал звонков после открытия «Телефона доверия» всех консультантов, безусловно, очень радовал. Но иногда физически было тяжело дежурить 6 часов — с 12 до 6-ти, — вспоминает Светлана Кулакова. — Сейчас количество звонков немного снизилось, каждый консультант дежурит обычно по 3 часа в день. Дело в том, что в сообщении, прошедшем по соцсетям, было сказано, что телефон будет работать до конца лета. А сейчас мы совсем не занимаемся рекламой...».


С.Кулакова, психолог  проекта "Помогая другим — помогаешь себе"

Рабочий день 6 часов и дома – для многих маломобильных людей это – оптимальный рабочий график Фото: АиФ / Анастасия Землянская

Телефон доверия продолжает свою работу, с понедельника по пятницу, с полудня до 6 вечера. Вера Захарова рассказала, что с организацией дистанционных рабочих мест здесь все оказалось гораздо сложнее как в техническом, так и организационно-методическом плане: «Дистанционных рабочих мест для психологов телефона доверия на сегодняшний день не существует в принципе. Нам предложили просто открыть линию телефонной связи через Скайп. Да, это быстро и наименее затратно, но не решает всех проблем. Нам хотелось сделать полноценную службу. Теперь мы имеем полноценные удаленные рабочие места для телефонных консультантов, мы всегда можем оперативно заменить кого-то из консультантов по причине его неожиданного плохого самочувствия или проблем со связью, есть возможность оперативной связи с супервизором, решены технические вопросы стажировки и другие очень удобные моменты в работе».


Сейчас на телефон доверия в среднем в месяц поступают более ста звонков. Консультант Светлана Кулакова рассказала, что обращаются с самыми разными проблемами: одиночество, депрессивные состояния, проблемы «принятия себя», любовные отношения, супружеские проблемы, взаимоотношения родителей с детьми, переживание горя утраты от смерти близкого человека и многие другие. При этом, звонков от людей с инвалидностью и их близких около 20%.


«Мне бы хотелось, чтобы проект «Помогая другим — помогаешь себе» вылился в полноценный психологический центр, где можно было бы и проходить практику тем, кто учится, и при желании можно было бы и остаться дальше работать. Потому что потенциал очень большой. Шесть часов в день — это же очень мало! — говорит Светлана Кулакова. — Нам есть, куда расширяться. Да и сама по себе психологическая служба очень востребована».


Социальный проект «Помогая другим — помогаешь себе» номинирован на Национальную премию «Гражданская инициатива» в номинации «Раздвинь границы возможностей», за него можно проголосовать на сайте премии.


Несмотря на то, что нынешний грант заканчивается 30 октября, закрывать телефон доверия не собираются — даже если источники финансирования не будут найдены, проект продолжит свою работу, пусть и в волонтерском режиме.


Оригинал

Анна Родина: Шанс на том конце провода

«Помогая другим — помогаешь себе» — это служба дистанционной психологической помощи, где работают те, кто на своем примере знают, как не сдаваться от ударов судьбы. Люди с инвалидностью. Они — наш шанс на то, чтобы не опустить руки. Мы — их шанс продолжить работу.


Юле 35 лет. Она психолог. Родилась в Новосибирске, там же поступила на факультет психологии, окончив который, на несколько лет уехала в Израиль — работать в реабилитационном центре с людьми, у которых есть зависимость от алкоголя и наркотиков. Потом вернулась. На вопрос «Зачем?» пожимает плечами: «Здесь я нужнее».

Вопрос логичный: Юля — незрячая с рождения. Инвалид. Да, психолог, прекрасный специалист, и в Израиле при приеме на работу учитывали именно это. А в России… Ну, а в России инвалидов, судя по недавней истории с Оксаной Водяновой, не всегда пускают даже в кафе. На работу, узнав об инвалидности, не берут практически никогда.

Но Юля все равно вернулась. Сняла комнату и устроилась в благотворительный проект «Помогая другим — помогаешь себе»: консультирует людей по телефону. А в свободное время — катается на велосипеде, печет пироги и даже прыгает с парашютом. Заряжается оптимизмом, чтобы потом поделиться им со своими клиентами.

Клиенты у психологов проекта разные: кто-то приходит с семейным конфликтом, кто-то не верит в себя, кому-то просто одиноко и плохо.

Звонят и пишут не только из России: иногда обращаются люди из Израиля, Венгрии, Украины, Германии.

«Мы начали работать в январе 2013 года — оказывали психологическую помощь по переписке, — рассказывает куратор проекта Вера Захарова. — Так было проще организовать рабочие места для наших специалистов, которые могут передвигаться только на коляске, а работать — только из дома.»


НА РАБОТУ, УЗНАВ ОБ ИНВАЛИДНОСТИ, НЕ БЕРУТ ПРАКТИЧЕСКИ НИКОГДА


Через несколько месяцев появилась возможность подключить полноценный «телефон доверия». Тогда же об особенных психологах из «Помогая другим — помогаешь себе» написала в «Живом журнале» друг проекта. Короткий пост: вот, есть такие люди, очень хорошие специалисты, которые работают дистанционно в силу инвалидности и ограниченных возможностей. Помогите им ощутить свою нужность — звоните! Это бесплатно. И номер телефона.

«Следующие несколько недель телефон не умолкал практически ни на минуту, — рассказывает Вера Захарова. — Мы тогда работали вчетвером, только по будням, с 12 до 18. В это время линия раскалялась до предела. Не было ни одного “пустого” звонка, хотя на телефонах доверия это не редкость: бывает, что балуются подростки, или люди звонят и молчат, или просто спрашивают: “а что это за телефон доверия такой?”. У нас таких звонков не было вообще. Люди рассказывали о своих проблемах.»

Звонили и писали не только люди с инвалидностью, хотя изначально психологи не были уверены в том, как воспримут их проект люди без проблем с физическим здоровьем.

Однако за три года работы выяснилось, что помощь психологов проекта нужна многим. Шестьдесят процентов клиентов — это люди, у которых инвалидности нет.

За три года проект сильно вырос — теперь в нем работают 15 человек. Четверо из них — еще студенты, учатся на пятом курсе профильного факультета, остальные — дипломированные психологи. Первые месяцы специалисты общались с клиентами бесплатно. Жили на пенсию — каждый на свою, а пенсия по инвалидности составляет от 10 до 15 тысяч рублей. Встать на ноги проекту помог Президентский грант в размере одного миллиона рублей, полученный в 2013 году. Благодаря этим деньгам удалось оборудовать рабочие места для психологов, подключить «телефон доверия» и платить сотрудникам небольшую зарплату.

Но деньги закончились. А проект продолжил работать.

«Мы абсолютно уверены: волонтерская модель — самая устойчивая и правильная, — говорит Вера Захарова. — Мы очень закалённые и можем выжить в любых условиях. Тем более, что удалось сформировать хорошую команду — мы все очень поддерживаем друг друга, дружим, хоть и редко видимся все вместе.»

«Любые условия» — это, например, 7500 рублей в месяц, на которые жила психолог Юля: ровно столько у нее оставалось после оплаты комнаты в Москве. Говорит, что «ничего страшного» и «при разумном подходе еще как можно жить!» И смеется. А потом с двенадцати до шести отвечает на звонки людей, которым плохо.

Я слушаю Юлю, и мне, в отличие от нее, страшно. Страшно от того, что вот — 2015 год, а люди по-прежнему в большинстве своем считают, что «с ними такого не случится», и поэтому инвалиды отдельно, а они — отдельно. Что инвалидов-колясочников не стоит брать на работу (со мной можно спорить, но статистика говорит о том, что даже те, кому удается устроиться, не задерживаются на рабочем месте дольше шести месяцев). Человек не может ходить или двигать рукой — а со счетов его списывают полностью. И тогда да — остаются семь с половиной тысяч рублей.


ЧЕЛОВЕК НЕ МОЖЕТ ХОДИТЬ ИЛИ ДВИГАТЬ РУКОЙ — А СО СЧЕТОВ ЕГО СПИСЫВАЮТ ПОЛНОСТЬЮ.



Минимальный размер оплаты труда психолога, работающего в образовании или соцзащите: 20 тысяч. Психологам проекта «Помогая другим — помогаешь себе» нужно 10 тысяч. В месяц. Еще нужно купить два ноутбука, чтобы была возможность консультировать людей по скайпу, нужно оплачивать труд IT-специалиста — 3 тысячи рублей в месяц, нужно 80 тысяч на продвижение проекта — для того, чтобы спустя некоторое время у Веры Захаровой и ее коллег появилась возможность дать рабочие места другим психологам с инвалидностью.

«Для людей с инвалидностью в русском языке нет специального слова, — говорит Вера Захарова. — У слова “инвалид” — негативная коннотация, а замен ему нет. Люди с особенностями? Но ведь все люди — особенные. Люди с проблемами со здоровьем — ну, а у кого таких проблем нет?»

Нет обозначения, нет правильного слова. А возможность помочь — есть. Пусть и без слов.


Оригинал

Разговор, который дает ощущение жизни Автор: Юлия Седова

«Мы сильно рисковали. Мы вообще не знали, как общество воспримет психологов с инвалидностью»


Вера Захарова — основатель и директор службы бесплатной психологической помощи «Помогая другим — помогаешь себе». Участники этого проекта — психологи с инвалидностью. Ничего подобного ни в России, ни за рубежом нет. И от нас с вами зависит, будет ли существовать эта служба и дальше.

12 лет назад Вера работала на телефоне доверия — именно тогда ей пришла в голову идея такого проекта: «Я знала, в Московском городском психолого-педагогическом университете учатся студенты с инвалидностью, и подумала: это то, что им нужно. Мы сделаем дистанционный телефон: объединим мою любимую работу и возможность помочь студентам трудоустроиться».

Телефонная линия, правда, появилась не сразу: первое время консультации проводили в Интернете, денег не было, как не было четкого понимания, как все устроить. «Мы сильно рисковали. Мы вообще не знали, как общество воспримет психологов с инвалидностью», — вспоминает Вера Юрьевна.

Сначала служба ориентировалась на клиентов, тоже имеющих проблемы со здоровьем.


НАПИСАЛА ЖЕНЩИНА С РАКОМ, КОТОРАЯ БОЯЛАСЬ ПРЕДСТОЯЩЕЙ ОПЕРАЦИИ. ЕЙ БЫЛО ВАЖНО ПОГОВОРИТЬ С ТЕМИ, У КОГО БЫЛ ОПЫТ БОРЬБЫ С ТЯЖЕЛОЙ БОЛЕЗНЬЮ


Однажды психологам написала женщина с онкозаболеванием — ее мучили страхи по поводу предстоящей операции, и ей было важно поговорить с теми, у кого был опыт борьбы с тяжелой болезнью. Уже после операции консультации продолжились. После месяца плотной переписки и двух лет менее тесной работы клиентка смогла преодолеть нелюбовь к себе: она переехала от родителей, пересмотрела свой взгляд на отношения с мужчинами, завела новые хобби и получила дополнительное образование.

Такая «долгая» история — не единственный случай. Хотя формат телефона доверия не предполагает множества консультаций, некоторые люди звонили каждый день: у кого-то была тяжелая форма инвалидности, кто-то просто нуждался в общении. «Это ведь такой разговор, который дает ощущение жизни», — объясняет Вера Юрьевна.

А вскоре стали обращаться и люди без инвалидности. После поста в ЖЖ психолога Арины Покровской на службу обрушился шквал звонков: «В этом посте был такой призыв: «Дорогие друзья, позвоните на этот телефон — вы своим звонком поможете этим особым психологам почувствовать, что их помощь востребована». И люди отзывались. Они звонили, думая, что помогают нашему проекту, но оказалось, что все, кто звонил, все до одного, нуждались в психологической помощи». Инвалидность психологов оказалась плюсом: это было доказательство того, что жить полноценно можно и в самых сложных обстоятельствах.

Сейчас проект Веры Захаровой — полноценная дистанционная служба психологической помощи, в которой работают 15 человек: «Мы все с инвалидностью. И мы относимся к болезни не как к препятствию, а как к объективности, бросающей нам вызов».

Все три года существования проекта консультации были бесплатны. Такими они и останутся. Однако сотрудникам службы нужны зарплаты: пенсия по инвалидности не покрывает даже элементарные бытовые нужды. В дополнительных деньгах нуждается и сам проект. Помогите и — кто знает — когда-нибудь специалисты службы помогут вам и вашим близким.


Оригинал   перепечатано Эхо Москвы

Создать сайт
бесплатно на Nethouse